Что такое созависимость и контрзависимость в отношениях?

Поймай меня, если сможешь: что такое контрзависимость и как с ней справиться

Абонент временно недоступен

Многие истории сложных отношений не обходятся без загадочного и противоречивого героя (или героини).

Такие люди производят приятное впечатление и сами проявляют неподдельную симпатию к тем, кто их по-настоящему зацепил, но когда дело доходит до подлинной эмоциональной близости, вчерашний нежный друг превращается в холодное и отчужденное существо, стремящееся увеличить дистанцию и отказывающееся признавать важность уже сложившихся отношений.

Он не хочет говорить на личные темы и тратит очень много свободного времени на занятия и увлечения, никак не связанные с партнером, откровенно флиртует с кем-то на стороне, а в самых тяжелых случаях — даже избегает прикосновений. Что-то явно пошло не так, но почему и в какой момент?

Обратите внимание

Обычно партнеры таких персонажей склонны искать причину в себе, но скорее всего, эта проблема началась задолго до их знакомства. В одном из прошлых ликбезов мы уже рассказывали о созависимости. Созависимость — это нарушение привязанности, при котором человек зацикливается на партнере и делает его центром мироздания.

Способность вступать в близкие отношения с другими людьми и в то же время оставаться самодостаточным, обеспечивающая здоровое социальное поведение в дальнейшем, формируется в раннем детстве — в процессе перехода от психологического слияния с матерью в младенчестве к разделению с ней в возрасте 2–3 лет.

И если в этот период ребенок получает психологическую травму, эти механизмы могут дать серьезный сбой, который проявится и во взрослой жизни.

Логично предположить, что если существует одна крайность — созависимые люди, которым не хватает самодостаточности, есть и другая — те, кто с трудом вступает в близкие отношения.

Этот тип нарушений обычно называется контрзависимостью, или аддикцией избегания. Но стоит помнить о том, что нарушения привязанности — это именно спектр с разными оттенками и степенью проявления нарушений.

Не нужно воспринимать созависимость и контрзависимость как черно-белую дихотомию без нюансов.

У меня вызывает жуткое сопротивление сам термин «контрзависимость» — как будто бы при его помощи взяли и сбалансировали другой полюс «зависимость». И получился такой биполярный конструкт, с одной стороны которого полное слияние и полное избегание близости — с другой, с набором противоположных поведенческих проявлений.

Например, созависимое поведение по Уайнхолдам проявляется в «уязвимости и ранимости», а контрзависимое — «в силе и твердости». И такая классификация вызывает у меня массу вопросов.

Важно

Ведь в экзистенциальной психологии и психотерапии сила духа как раз и выражается в способности принять свою слабость, свое несовершенство, свои возможности и ограничения.

В основе стремления к слиянию (созависимые отношения) и к избеганию близости лежит одно и то же чувство — человек чувствует себя весьма уязвимым, он постоянно чувствует угрозу. Только это чувство угрозы про разное.

В случае созависимых отношений человек чувствует себя уязвимым, находясь наедине с собой, ему нужен кто-то рядом, чтобы через отношения идентифицировать себя.

Фактически другой человек нужен в функции зеркала, в котором можно отразиться и понять «я есть, я хороший». Или, наоборот, «я есть, но я плохой».

В случае контрзависимых отношений есть уязвимость другого рода — боязнь быть непринятым, отвергнутым, страх подойти близко и обжечься. Что, вполне возможно, случалось не один раз в разных отношениях. Это действительно очень страшно — снова приблизиться к тому, что угрожает. Можно ли это назвать силой и твердостью? В моем понимании — нет. И это тоже про отказ от себя.

А еще на отказ от собственной жизни в разных формах можно посмотреть немного под другим углом зрения. Жизнь интересами и потребностями других людей (или уход в работу) иногда бывает неосознанным бегством от сближения с собой.

Когда начинаешь приближаться к себе, то на поверхности появляется много эмоций из-за прошлого травмирующего опыта, который не пережит и вытеснен. Способа сделать так, чтобы не болело, и тогда, и сейчас нет.

А так хочется, чтобы не болело! И тогда любая из этих форм поведения может быть пригодной для избегания боли — либо жизнь в слиянии, либо бегство от близости.

Совет

Что же должно произойти, чтобы к сознательному возрасту человек стал проявлять ярковыраженные признаки контрзависимости? Однозначного ответа на этот вопрос нет, но возможны разные варианты.

Первый — слишком контролирующие родители, не дающие малышу обрести желанную самостоятельность.

В результате ребенок начинает ассоциировать близкие отношения с несвободой, давлением и страхом потерять себя и «зацикливается» на отстаивании собственной независимости. Этой модели он продолжает следовать и во взрослых отношениях.

Второй вариант — противоположный: разделение с матерью, наоборот, произошло слишком рано, до того, как ребенок оказался к этому готов. Либо он просто недополучал тепла и внимания со стороны кого-то из родителей (или обоих). В этом случае отношения ассоциируются с болью потери и возможным отвержением.

А значит, лучше ни к кому не привязываться или бросать дорогого человека первым, до того, как он сам тебя отвергнет.

«Как показали наши клинические исследования, — пишут психологи Берри и Дженей Уайнхолд в книге «Бегство от близости», на данный момент самой известной зарубежной работе по теме контрзависимости, — наиболее частой причиной возникновения созависимости и контрзависимости является травма, связанная с развитием, вызванная едва различимым нарушением связи между родителем и ребенком, которая подразумевает недостаток или отсутствие эмоциональной настроенности. Если эту разобщенность не выявить и не преодолеть, возникает привычка к изоляции и безучастности, которые могут оказать серьезное влияние на отношение к близости во взрослом возрасте».

Некоторые психологи также считают, что проблема может быть и в излишне эмоциональном и непредсказуемом поведении родителей (чаще всего, матери; проблемы, связанные с контрзависимостью, чаще возникают у мужчин) — у ребенка складывается впечатление, что чувства и эмоции всегда приводят к опасному хаосу, поэтому лучше их контролировать.

Кроме того, современное общество поощряет контрзависимое поведение — высоко ценится индивидуальность, молодые люди учатся быть (или хотя бы выглядеть) самодостаточными, сильными и сдержанными и часто стесняются проявлять уязвимость или признать, что они нуждаются в ком-либо. В отношениях приоритетом становится личный комфорт, а серийная моногамия многим кажется более жизнеспособным вариантом, чем традиционная модель семьи.

В любом случае аддиктам избегания ничто человеческое не чуждо — в глубине души они тоже боятся одиночества. Но этот страх они осознают намного хуже, чем свой страх перед близостью. И уж тем более не понимают его причин, растущих из детства, — ведь дети всегда верят, что их родители действуют из лучших побуждений и склонны оправдывать или вытеснять из памяти негативный опыт.

Бег по кругу

Поскольку людям с контрзависимостью сложно самореализоваться в близких отношениях, они с удвоенной силой вкладывают энергию в другие сферы жизни (карьеру или увлечения) и стремятся производить на окружающих хорошее впечатление.

Сложно заметить подвох — на начальной стадии отношений аддикт избегания действительно очарован своим партнером и очень старается ему понравиться.

Проблема возникает позже, когда обнаруживается, что человек с нарушениями привязанности одинаково искренен как в желании проводить вместе время, смотреть на звезды и говорить обо всем на свете, так и в стремлении сбежать или оттолкнуть спутника потом, когда все зайдет слишком далеко.

«Слишком далеко» — понятие относительное, и невозможно привязать к нему какой-то формальный рубеж вроде третьего свидания, знакомства с родителями или совместного съема жилья. «Слишком далеко» для одного может оказаться там, где для другого настоящая близость еще и не начиналась.

Обратите внимание

Кто-то может даже вступить в брак, но и там поддерживать определенную эмоциональную дистанцию, а у кого-то начинается приступ тревоги уже на второй неделе отношений. Единственный критерий — и он очень субъективен — на определенном этапе контрзависимый человек перестает чувствовать себя в безопасности.

Это может быть связано с каким-то реальным давлением со стороны партнера — например, требованием наконец определить статус отношений. Но необязательно: для того, чтобы однажды проснуться в холодном поту, некоторым достаточно почувствовать себя немного менее самодостаточными, чем раньше.

Слишком пылкий взгляд, слишком задушевный разговор, слишком жалко расставаться после проведенного вместе уикенда — и вот ты уже одной ногой в ловушке чувств, которая, как подсказывает подсознание, ничего, кроме страданий, не принесет. Поэтому лучше утвердить свои границы, оттолкнув спутника прямо сейчас, пока все не привело к катастрофе.

Сознательно вся эта логическая цепочка, чаще всего, не отслеживается — человек чувствует необъяснимый дискомфорт (нарушение личной целостности, потерю себя, несвободу, ощущение, что кто-то поглощает его энергию) и пытается его как-то рационализировать, не докапываясь до истинной сути вещей.

Для партнера это тем более болезненно, чем менее он был навязчив в реальности — мало кому хочется чувствовать себя назойливым воздыхателем.

Человек, склонный к рефлексии, в этот момент начнет сомневаться: «А не допустил ли я какой-то ошибки? А не был ли я действительно слишком настойчив?» Дальше все зависит от готовности бороться за строптивый объект чувств.

Созависимые люди втягиваются в такие отношения чаще, потому что периодическое отторжение со стороны партнера их не останавливает — оно отвечает их собственному неосознаваемому страху близости.

В результате отношения превращаются в циклический процесс: почувствовав угрозу, контрзависимый отталкивает партнера, но, отбежав на безопасную дистанцию, снова начинает по нему скучать. Партнеру тяжело, но, снова поверив в свою нужность, он возвращается — с надеждой, что его больше не оттолкнут.

Важно

Но при этом неверно считать, что созависимые и контрзависимые люди непременно обречены быть вместе как пара противоположностей. Бывают случаи, когда один и тот же человек в разных отношениях проявляет черты то созависимости, то контрзависимости.

Иногда два человека со склонностью к созависимости вступают в отношения и один начинает настолько подавлять другого, что тот начинает учиться отстаивать свое личное пространство.

Или пара независимых и самодостаточных может организовать прочный союз, не отягощенный излишней эмоциональной близостью.

В общем, тут нет универсальных сценариев и жестко зафиксированных конструкций — хотя известный психиатр, основатель современной аддиктологии Цезарь Короленко, отмечал в своих работах, что любовные аддикты и аддикты избегания чаще всего притягиваются именно друг к другу, расценивая других людей как «неинтересных».

Необходимая для человека с контрзависимостью дистанция может выстраиваться разными способами. Как правило, он не очень любит говорить о чувствах — внезапно проявив нежность, либо снова замыкается в себе, либо спешит снизить градус сентиментальности какой-нибудь саркастичной репликой.

Кроме того, он старается не слишком раскрывать себя и в общении на другие темы. Он специально ограничивает время, проводимое со значимым человеком, и стремится заполнить свою жизнь разными делами и увлечениями, которые в случае чего могут отвлечь его от слишком сильной привязанности.

Такие люди могут изменять вполне устраивающему их партнеру только для того, чтобы сохранить «внутреннюю свободу» и чувствовать возможность выбора.

Тут важно понимать, что в отличие от других «проблемных возлюбленных» — например, перверзных нарциссистов, —человек с контрзависимостью не собирается хладнокровно играть с чьими-либо чувствами для того, чтобы потешить свое самолюбие.

Совет

Хотя ему (как и любому нормальному человеку) приятно чувствовать себя нужным и любимым, постоянный маятник «ближе-дальше» для него — вынужденная попытка усидеть на двух стульях: не потерять того, кто уже стал дорог, и при этом не попасть в пугающую мясорубку неконтролируемых чувств.

Но при определенной работе над собой (не без помощи психотерапевта) и поддержке со стороны близких у аддикта избегания есть шансы исправить ситуацию.

Возможные решения

Будучи серьезной проблемой, контрзависимость не является официально признанным психическим расстройством. Психотерапевт может предположить наличие этой проблемы у пациента, исходя из его же показаний или показаний его близких. Вот основные признаки нарушения, составленные психологами Берри и Дженей Уайнхолд:

• трудности в сближении с людьми и сохранении близости в интимных отношениях

• склонность после разрыва отношений считать бывших партнеров плохими или порочными

• трудности в переживании чувств (кроме гнева и досады)

• боязнь контроля со стороны других людей

• привычка говорить «нет» новым идеям, предложенным другими

• противодействие попыткам сближения и чувство тревоги при близких отношениях

• постоянная боязнь допустить ошибку, желание быть безупречным и требование того же от других

• отказ от помощи, даже если она реально нужна

• боязнь того, что другие люди отвернутся от вас, если вы проявите свои слабости и страхи

• трудоголизм или большая загруженность увлечениями, развлекательными мероприятиями или другими делами.

Что делать, если вы обнаружили у своего партнера черты контрзависимости и вам кажется, что это негативно влияет на отношения? Во-первых, не стоит слишком сильно полагаться на самодиагностику — прежде чем навешивать ярлыки, лучше проконсультироваться с семейным психотерапевтом.

Во-вторых, стоит честно сказать себе, чего вы хотите от этих отношений. И если существующее положение дел вас не устраивает, не стоит с ним мириться. Распространенный в Сети совет — попробовать удержать «неуловимого», создавая впечатление, что вы ни на что не претендуете и сами ему целиком не принадлежите.

Всячески подчеркивать свои границы, сдерживать сентиментальные порывы и жить своей насыщенной жизнью, ограничивая количество встреч и проявления привязанности. Формально эти приемы, скорее всего, сработают — у контрзависимого меньше поводов сбежать от такого партнера.

Но стоит задуматься над тем, как долго вы можете выдержать такую игру и в чем вообще смысл отношений, если сохранять их в таком виде.

Даже если вы верите, что человек «ваш» и все может получиться, участвовать в спасении отношений должны оба — партнер должен начать осознавать проблему и согласиться над ней работать. В этом случае совместные занятия с психотерапевтом могут дать неплохой результат. Если партнер отказывается признать, что с ним что-то не так, ваши единоличные усилия вряд ли могут привести к хеппи-энду.

Читайте также:  Сущность, процессы и функции воображения в психологии

Тем, кому контрзависимый партнер попадается уже не первый раз или вообще вы встречаете подобных персонажей с завидной регулярностью, имеет смысл сходить к психотерапевту и разобраться с собой — почему вам нравятся именно такие люди?

Обратите внимание

Если исходить из того, что контрзависимость — это невозможность по разным причинам быть в близких отношениях, то такие отношения закончатся. И скорее рано, чем поздно. Если вопрос про то, что я могу сделать для другого, ответ — ничего. Что бы вы ни делали, все равно это будет не то и не так.

Если вопрос про то, что я могу сделать для себя, — для начала стоит задать себе неприятный, но очень честный вопрос: «А что меня держит рядом с человеком, отношения с которым меня не устраивают?» И искать на него ответ.

И не настолько важно, в чем проблема человека, с которым вы находитесь в отношениях, — нарцисс ли он, не умеет быть близким, алкоголик… Здесь на первом месте должны быть ваши чувства и ваше осознанное решение, продолжать или не продолжать эти отношения.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/10205-psikhologiya

Неслучайная встреча: созависимый – контрзависимый

В издательстве «Никея» вышла новая книга психолога Петра Дмитриевского «Путь независимости: интернет, отношения, работа, еда, игры, алкоголь». Портал «Матроны» публикует отрывок из книги, посвященный теме зависимости в отношениях мужчины и женщины. 

Отношения между людьми — это развивающая среда. Бог создает человека для общения: нехорошо быть человеку одному (Бытие 2,18). Но, к сожалению, некоторые виды отношений не только не обогащают нас и не помогают взрослеть, но наоборот, поддерживают, консервируют и усугубляют «окостенение». Это происходит, если в пару объединяются люди, дополняющие друг друга своими недостатками.

По наблюдениям психологов, люди с проблемами зависимости склонны искать себе контрзависимых партнеров. Как правило, контрзависимые с готовностью откликаются на такое «приглашение». Эти союзы, несмотря на всю их болезненность, весьма устойчивы. Каждый в таких отношениях оказывается в собственном сюжете.

Зависимый партнер снова проживает историю отношений с недоступным родителем и пытается растопить его сердце, доказать, что достоин любви.

Это сражение было проиграно когда-то в детстве, и у зависимого есть неосознанная надежда, что с новым холодным партнером он, наконец, одержит победу.

Обычный человек в ответ на холодность и дистантность любимого либо пожмет плечами и уйдет восвояси, либо выдвинет понятные и разумные условия продолжения союза. Зависимый реагирует на пренебрежение со стороны партнера возбуждением, потребностью продолжать «битву за любовь».

Контрзависимому партнеру такие отношения тоже очень нужны. Поскольку его основной страх — это страх потери себя, утраты контроля, он всеми силами удерживает длинную дистанцию с любимой (любимым).

Никакая «нормальная» женщина (мужчина) не выдержала бы такого пренебрежения, поэтому на роль партнера ему нужен человек, который будет до самой смерти продолжать пытаться сблизиться и никуда не уйдет.

Важно

Контрзависимому удобны такие отношения, потому что он полностью контролирует дистанцию и не платит за это риском быть брошенным, так как его партнерша (партнер) всем сердцем вкладывается в надежность связи.

Отношения в паре «зависимый-контрзависимый» описывают еще такими противопоставлениями:

  1. Контрзависимый: «Я хочу любить и быть любимым, но очень боюсь быть оставленным, поэтому я лучше не буду любить и позволять себе что-то чувствовать вообще. Могу разрешить тебе быть рядом и отвечать за долговременность наших отношений».

Созависимый: «Я хочу любить и быть любимым, но я считаю, что не достоин любви, поэтому я буду жертвовать собой ради тебя, чтобы ее заслужить».

  1. Контрзависимый: «Мне все должны. Ты должен меня обслуживать, не ожидая от меня шагов навстречу».

Созависимый: «Я всем должен. Смысл моей жизни — служить тебе, и я не могу ничего ожидать или требовать взамен».

  1. Контрзависимый: «Я буду вести себя холодно, мне жалко делиться с тобой теплом».

Созависимый: «Я знаю, что за твоей холодностью — нужда и боль, я попробую тебя отогреть».

Более сложное описание зависимых отношений в семье принадлежит психологу Стивену Карпману, которое было названо его именем «Драматическим треугольником Карпмана». Он описал болезненные сценарии отношений внутри зависимой пары в виде определенного «ритуала», «игры», в которой «игроки» на разных этапах принимают одну из следующих пар «ролей».

Вариант 1<\p>

Жертва — несчастный, беспомощный и благодарный.

Спасатель — великодушный, компетентный, сильный.

Вариант 2<\p>

Жертва — несчастный, беспомощный и озлобленный.

Палач — сильный, безжалостный, агрессивный.

Рассмотрим, как разворачивается эта игра на примере отношений в паре, где муж начал злоупотреблять игрой на тотализаторе.

Акт 1<\p>

Мужчина, сначала в разговоре с самим собой, а затем и в разговорах с окружающими, занимает позицию «жертвы обстоятельств». Он считает, что судьба (общество, начальник, друзья, банк, выдавший кредит), проявляет по отношению к нему жестокость и несправедливость.

Боль и страдание, по его мнению, являются настолько невыносимыми, что игра в тотализатор объявляется единственным способом получить утешение. В этом треугольнике ролей муж — Жертва, обстоятельства — Палач, игра — Спасатель.

Жена вместо того, чтобы начать с мужем партнерский разговор о том, как выходить из этого кризиса, выбирает верить в предложенную легенду и становится вторым Спасателем вместе с азартной игрой: она утешает, жалеет, старается облегчить его тяготы, создать уют.

Взрослому, проясняющему ситуацию разговору мешает токсическая вина жены: она путает понятия ответственность, жестокость и вина, боится навредить мужу.

Акт 2<\p>

Получив поддержку в своей позиции Жертвы, муж начинает играть все больше. Его увлечение начинает угрожать благополучию семьи и детей, создает массу трудностей и лишает саму женщину внимания и заботы. Жена понимает, что роль Спасателя не приводит к изменениям, и, проскакивая здоровую позицию партнерства, переходит в позицию Палача.

Совет

Вместо сочувствия в ход идут возмущение, скандалы и угрозы. Мужчина остается на какое-то время Жертвой, но из Жертвы благодарной, каким он был в первом акте, он превращается в Жертву озлобленную, терпящую унижение и угрозы. Вместо хорошего стыда, хорошей вины и здоровой ответственности, он испытывает токсический стыд и токсическую вину.

Они не только мешают ему что-то предпринять, изменить ситуацию, но и усугубляют непереносимость переживаний.

Акт 3<\p>

Мужчина не выдерживает внешнего давления и внутренних терзаний и переходит в стадию неуправляемого увлечения игрой, одалживает крупные суммы. Он позволяет себе поднять руку на жену. Дома его начинают бояться. Так он становится «Палачом».

Жена вместо того, чтобы поставить перед мужем условия сохранения семьи, предложить пройти терапию, из страха остаться одной и не выжить, а еще под действием токсической вины и токсического стыда, попадает в позицию Жертвы. Она терпит унижения и злится.

Акт 4<\p>

После очередного игрового «запоя» муж начинает замечать некоторые неприятные последствия, порождающие стыд и вину: катастрофическую нехватку денег, подавленное состояние жены и детей.

Вместо здорового страха о судьбе семьи, здорового стыда и здоровой вины, которые могли бы привести его в программу «Анонимные Игроки» или к психотерапевту, мужчина погружается в токсическую вину. Он начинает жалеть женщину и становится Спасателем жены от себя самого. Женщина из Жертвы озлобленной превращается в Жертву благодарную.

На какое-то время в семье возникает иллюзия понимания и мира, мужчина делает щедрые подарки, дает обещание бросить играть, признает ценность женщины в его жизни.

Акт 5<\p>

Пара проживает важную точку выбора дальнейшей стратегии: либо разобрать ошибки прошлого цикла и каждому взять на себя свою долю ответственности, либо пойти на следующий круг.

Обратите внимание

Если пара так и не научилась справляться со стыдом и виной, жена снова начинает видеть в муже Жертву его собственного характера или обстоятельств и снова не признает его собственную силу и ответственность, дает ему поддержку, спасает, понимает и сочувствует. Ситуация выходит на новый круг: она становится Спасателем, а он Жертвой. «Треугольник Карпмана» начинает очередной цикл.

Как мы видим, к движению по ролям этого треугольника участников подталкивает нехватка навыков проживания страха расставания, а еще, они путают токсический и хороший стыд, токсическую вину и ответственность.

Как показывает практика, обмен ролями по сценарию «треугольника Карпмана» происходит и в тех отношениях, в которых никто из участников не страдает ярко выраженной зависимостью, например от игры, алкоголя, наркотиков. Вот несколько примеров.

  • Клиент переходит от одного психолога к другому. Предыдущий специалист назначается Палачом, клиент выступает Жертвой, новому терапевту предлагается роль Спасателя.
  • Вместо прояснения кризиса, который переживает пара, муж заводит отношения на стороне. В его рассказе супруга является Палачом («вечно пилит, всем недовольна»), он является Жертвой («я с ней только из-за детей»), подруге предлагается роль Спасателя («только ты меня по-настоящему понимаешь»).
  • Вместо прояснения проблем в семье, жена уходит жаловаться на судьбу к своей маме. В ее рассказе супруг является Палачом («жестокий, не любит, мало зарабатывает»), она является Жертвой («я с ним только из-за детей»), маме предлагается роль Спасателя («только ты меня по-настоящему понимаешь»).

Если сравнить описание того, как устроены отношения в паре «зависимый — контрзависимый» и среди участников «Треугольника Карпмана», мы обнаружим много схожего.

Созависимый участник «запускает» треугольник, заняв роль Спасателя. На то, чтобы заботиться о другом, быть нужным, его толкает страх одиночества, страх быть брошенным. Для того чтобы удерживаться в позиции Спасателя, созависимый не признает в любимом взрослого человека, превращает его в слабого и несчастного.

Кроме того, созависимый может запускать в паре игру в треугольник, примерив на себя роль Жертвы.

Так как созависимый боится остаться один и испытывает токсическую вину за любую инициативу, он убеждает партнера в своей беспомощности, навязывает роль Спасателя, всеми силами вызывая у него токсическую вину и жалость.

Контрзависимый запускает треугольник, когда берет на себя роль Спасателя. Он вступает в отношения не из нежности, симпатии, а из «благородных побуждений». Он «служит добру», он «избранный воин Света», «спасающий слабых».

Другой способ контрзависимого запустить треугольник — выступить в роли Жертвы: «Я не холодный и скупой, я — некомпетентный в сердечных делах человек, потому что меня недолюбили в детстве. Обогрейте меня — такого талантливого, но одинокого».

Если кто-то из читателей узнал себя в этих описаниях, то стоит попробовать разобраться, о каких нерешенных внутренних задачах говорит привычка пребывать в одной из ролей «Треугольника Карпмана». Предлагаем вам заглянуть в таблицу. Первый столбец поможет понять, какие устремления приводят людей к выбору соответствующей роли, в какой точке мы делаем неверный выбор.

Важно

Во втором столбце собраны печальные последствия такого выбора. Обратите особое внимание на третий столбец: роли треугольника — это зависимые и контрзависимые шаблоны, но нам нужно помнить, что любая зависимость — это искажение важных и полезных свойств человека.

Вот почему, борясь с искажениями, важно «не выплеснуть с водой ребенка», помнить, какую нашу истинную потребность они поддерживают.

Читайте также:  Почему мне завидуют люди и как от них защититься?

Роль Жертвы<\p>

В чем соблазнительность Последствия Что изначально хорошее искажено
Брать на себя ответственность за свою жизнь — это всегда тревожно. Жертва может позволить себе избежать чувства здоровой вины и здоровой ответственности, она не делает ошибок и не ищет способы их исправить. Жертва живет жалостью к ней. Ей не нужно работать над собой, взрослеть и можно позволить себе многое. Жертва не ­имеет возможности осуществить свои собственные планы и мечты, реализовать таланты, поскольку не может проявить инициативу. Жертва не умеет переживать здоровый гнев, поэтому не может защитить себя или уйти от обидчика.
Извращается механизм регуляции организма через удовольствие: боль, самонаказание становится желанным, парадоксально «приятным» переживанием.
Навык обращаться за помощью. Умение проживать здоровый стыд, подталкивающий к обучению. Навык отслеживать страх и находить соответствующее опасности убежище.

Роль Палача<\p>

В чем соблазнительность Последствия Что изначально хорошее искажено
Импульсивность позволяет не чувствовать страх, дает переживание силы. Палач поддерживает себя в тонусе за счет чувства несправедливости, праведного негодования. Гнев расходуется на наказание обидчика вместо изменения ситуации. Виновный наказан, но потребность человека остается нереализованной. Из-за неумения сострадать, невозможной становиться близость с другим человеком. Условно «мужские» качества, которые необходимы в жизни и мужчинам, и женщинам: инициатива, настойчивость, целеустремленность.
Гнев придает ему энергию, чтобы жить. Ощущение правоты освобождает от необходимости контролировать себя, дает ощущение свободы и всемогущества. Одиночество. Хронические стыд и вина после содеянного. Проблемы с законом из-за правонарушений, совершенных в запале. Доверие к себе, своим мечтам и желаниям. Умение преодолевать препятствия.

Роль Спасателя<\p>

В чем соблазнительность Последствия Что изначально хорошее искажено
Спасатель может не переживать слабости, зависимости. Ему не нужно учиться переживать агрессию, гнев. Он может не чувствовать вину и стыд. Его самооценка растет за счет героических действий. Есть ощущение: «Я контролирую свою жизнь, я все могу». Гордость и удовольствие от того, что я всегда на стороне добра (Бога). Страх одиночества, поскольку Спасатель в какие-то моменты может быть ненужным другому. Одиночество из-за назойливости. Окружающие становятся слабыми и беспомощными, чтобы угодить Спасателю. Спасателем легко манипулировать. Физическое и моральное истощение, разрушение здоровья. Неумение принимать чужую помощь или просить о ней. Невозможность развивать свои таланты из-за того, что Спасатель целиком вовлечен в «служение» другим. Условно «женские» качества, необходимые в жизни и мужчинам, и женщинам: умение сочувствовать, замечать и распознавать переживания другого человека, способность к самопожертвованию.

Занимаясь самоанализом, мы должны всегда помнить о том, что выросли в неидеальных семьях, нас воспитывали неидеальные родители и учили неидеальные учителя.

На земле нет стопроцентно здоровых людей, которые умеют справляться со всеми вызовами обстоятельств. Христианское вероучение напоминает нам о первородном грехе, о поврежденности человеческой природы. А психологи знают, что даже благополучные в своем развитии люди временами сталкиваются с внутренними конфликтами.

Невозможно ожидать от себя и окружающих исключительно взрослых, здоровых отношений, ведь все мы прошли через самые разные травмирующие события. В результате наша личность закостеневает, теряет целостность, гибкость, способность выдерживать противоречивость жизни и творчески к ней приспосабливаться.

Нам стоит относиться к отношениям как к путешествию по незнакомой местности. Мы можем рассчитывать на свою смекалку, запас провианта и аптечку, но непредвиденные события в таком вояже — обычное дело.

В отношениях с близкими мы тоже можем положиться на наш навык вовремя распознавать манипуляции — свои и чужие, что не защищает нас от столкновения с ситуациями, в которых либо наш партнер, либо мы сами выкинем что-то странное, сами себя подведем и неприятно удивим.

Но если, несмотря на все трудности, нам удастся сохранять любопытство и двигаться по пути взросления, мы сможем все крепче удерживаться в противоречивом равновесии живых отношений: сохранять самоуважение и видеть нужду другого, чувствовать свою силу, уметь поддерживать себя, но и принимать помощь со стороны, позволять себе нуждаться в другом человеке. В отношениях станет меньше страха. С одной стороны, нас перестанут пугать различия с другим человеком или несовпадение желаний — мы станем менее зависимыми. С другой стороны, мы будем менее контрзависимыми — перестанем бояться сближения с другими людьми, научимся не воспринимать их интерес и симпатию как угрозу нашему существованию. По слову апостола Иоанна Богослова: В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви (1 Ин. 4: 18).

Источник: https://www.matrony.ru/nesluchaynaya-vstrecha-sozavisimyiy-kontrzavisimyiy/

Что такое контрзависимость?

Люди с контрзависимым поведением кажутся окружающим сильными, уверенными в себе и успешными личностями. Но внутри они слабы, испытывают страх и потребность в участии. Они чувствуют себя как рыба в воде в мире бизнеса, но при этом часто испытывают неудачи во взаимоотношениях с другими и сопротивляются установлению близких доверительных связей.

Их навыки искренних отношений скудны, они боятся сближения с другими и избегают ситуаций близости настолько, насколько это возможно.

Никто не догадывается об их тайной слабости и уязвимости, еще бы – они прикладывают столько усилий, чтобы скрывать свою ранимость от кого бы то ни было! Такие люди вечно чем-то заняты и со стороны кажется, что у них все ОК, что они ни в чем ни от кого не нуждаются. Так ли это на самом деле?

Совет

Контрзависимое поведение у взрослых выражается в дозированном контроле и жестком ограничении количества любви, близости и тепла которые они могут давать и получать в своей жизни.

Такое поведение изолирует их от остального мира, сажает под «стеклянный колпак» и оставляет в одиночестве, отчуждении и «тихом отчаянии».

Если вы совершали когда-либо подобные действия, то контрзависимое поведение знакомо и вам:

Поступали ли вы когда-нибудь следующим образом:

  • Склонны были прятать нормальные и естественные страхи, тревогу или свою неуверенность от окружающих.
  • Чувствовали неспособность определить и/или выразить важные для себя чувства.
  • Всегда стремились «хорошо выглядеть» и быть «правильными».
  • Испытывали недоверие к окружающим и их потребностям.
  • Чувствовали себя жертвами действий других.
  • Испытывали тревогу при создании близких доверительных отношений.
  • Не были способны попросить помощи у других, когда в ней нуждались.
  • Предпочитали работать в одиночестве.
  • Находились в постоянном страхе совершения ошибки.
  • При столкновении с фрустрирующей ситуацией испытывали характерные приступы гнева, злости и раздражения.
  • Не были способны расслабиться и испытывали постоянную потребность чем-то себя занять.
  • Испытывали страх попасть под зависимость от желаний других людей.
  • Испытывали страх перед потребностями и чувствами других.
  • Склонны придавать сексуальный оттенок любым прикосновениям и проявлениям ласки.
  • Были зависимы от работы, секса, чрезмерной активности или физических упражнений.

Следует понимать, что контрзависимое поведение отличается от созависимой модели поведения, и что они берут начало из разного опыта в раннем детстве. Поведенческие паттерны наглядно иллюстрируют эти различия:

Созависимое поведение Контрзависимое поведение
Слияние с другими
Уязвимость и ранимость
Подавленность своими чувствами
Направленность на других
Зависимость от других
Легко поддается влиянию других
Низкое чувство самоуважения
Некомпетентность
Подавленная энергия
Сомневается и неуверен
Слаб
Испытывает чувство вины
Требует близости
Держится в тени
Поведение жертвы
Удовлетворяет желания других
Испытывал пренебрежение в детстве
Отталкивание других
Сила и твердость
Отрезанность от своих чувств
Направленность на себя
Зависимость от какой-либо активности или веществ
Защищается против попыток окружающих к сближению
Неоправданно раздутое самоуважение
Соответствие стандартам
Маниакальная энергия
Надежен и защищен
Силен
Винит других
Избегает близости
Демонстративен
Сначала делает жертвами других
Контролирует потребности и поведение других
Испытывал жестокое обращение в детстве

Люди с доминирующим созависимым поведением часто строят свои взаимоотношения с людьми контрзависимого поведения. Это выливается в конфликты и непонимание. Взрослые с контрзависимыми паттернами часто имеют в своем прошлом опыте серию неудачных взаимоотношений. Часто такие взаимоотношения поверхностны и перестают поддерживаться сразу же, как только возникает угроза «независимости».

Контрзависимое поведение является причиной неудачного завершения двух самых важных процессов развития в раннем детстве: соединения и отделения. Эти незавершенные процессы тащатся в личном багаже человека и оказывают влияние на каждый последующий этап развития.

Если эти процессы не завершаются в позднем детстве или подростковом возрасте, то люди тянут их в свои взрослые жизни и продолжают пытаться завершить их.

Эти незавершенные процессы развития могут привести к зависимостям, серьезным конфликтам, трудностям с установлением близости, поведением жертвы и другим проблемам.

Детям нужна помощь в завершении этих двух важных процессов соединения и отделения. Соединение с родителями и другими начинается с рождения и позволяет детям развить чувство базального доверия и безопасности.

Соединение включает в себя глубокую связь между родителями и ребенком и проявляется в физическом контакте, держании на руках, ласке и других невербальных посланиях ребенку. Детям необходимо знать, что их любят и что они желанны своими родителями.

Соединение помогает пережить последующее физическое и эмоциональное отделение и окончательно отдалиться от матери и отца, чувствуя себя при этом сохранно и безопасно. Парадоксально, но чем сильнее и успешнее прошло соединение, тем легче ребенку впоследствии стать независимым.

Обратите внимание

В идеале, дети должны достигать эмоциональной независимости от своих родителей в возрасте трех лет.

Самостоятельность ребенка проявляется в нарастающей уверенности в себе и способности следовать своим собственным внутренним сигналам при принятии решений. Ему больше не следует полагаться на других, чтобы управлять своей жизнью. К моменту завершения этого важного шага, также известного как «психологическое рождение», у человека развивается здоровое отношение к себе и окружающему миру.

Рождается истинное «Я», которое позволяет принять ответственность за свои поступки, делиться и сотрудничать, справляться с фрустрацией и выражать свои чувства здоровыми способами. Но когда потребности развития на протяжении раннего детства не удовлетворяются, то впоследствии люди склонны развивать созависимое или контрзависимое поведение, которое преследует их на протяжении всей жизни.

Что же препятствует успешному завершению задач развития? Часто – это детский опыт травмы, эмоционального, физического, духовного или сексуального жестокого обращения, в некоторых случаях – физического или эмоционального неприятия, отторжения, игнорирования.

Клинические исследования показывают, что основная причина созависимости и контрзависимости – это травма развития, когда взаимодействие между родителем и ребенком происходит без эмоциональной связи.

Если такие разрывы не выявлены и не решены, то это служит причиной эмоциональной изоляции и непринятия, которые могут серьезно повлиять на установление близости во взрослом возрасте. Такие взрослые часто боятся, что они будут испытывать то же самое, что и в раннем детстве, что их отвергнут, если они попытаются приблизиться к кому-то.

Они научились строить физические и психологические барьеры, чтобы защитить себя от чувств, связанных с их незавершенными детскими травмами.

Читайте также:  Примеры и области применения абстрактного мышления человеком

И хотя люди часто не помнят большинство своих детских потрясений, эти потрясения все равно можно проследить во взаимоотношениях человека с окружающими. Причина, по которой люди отрицают влияние ранних событий на свою жизнь – их вера в то, что пережитая детская травма была сделана якобы для их собственного блага родителями, которые «желают только добра».

Важно

Эмоциональное жестокое обращение родителя или другого взрослого проявляется в отсутствии знаков внимания и любви к ребенку, вербальной грубости, холодности, отсутствии понимания и уважения его потребностей, попытках полностью контролировать детское поведение. Разрушенные взаимоотношения, жестокость, депрессии, развод, зависимости – вот плоды эмоциональной травмы.

К счастью, люди способны разорвать порочный круг избегания и научиться быть близкими. Свобода от контрзависимости начинается с осознания связи между детским опытом и проблемами в настоящем. Результатом прекращения созависимого и контрзависимого поведения будет являться проявление истинного Я и раскрытие своего потенциала.
Барри и Дженей Уайнхолд

Источник: http://www.gestaltism.ru/contrzavisimost/

Сыграем в «догонялки»? Зависимость и контрзависимость в отношенияходин+одна | один+одна

«На счет раз-два-три

Я догоняю, ты уходи» (с)

Часто влюбляетесь в недоступных, отстраненных партнеров? Или, наоборот, все ваши любимые чересчур навязчиво требуют вашего внимания и жалуются на холодность?

Отношения мужчины и женщины порой принимают причудливые формы. Огромное количество пар играет в игру «догоняй-ка», и она становится мучительным коктейлем, который и держит пару вместе, и причиняет эмоциональный дискомфорт…

Знакомо?

В основе таких отношений лежит созависимость и контрзависимость.

Сценарий созависимости: «раба любви»

Созависимость – это сильная эмоциональная привязанность к партнеру, включенность в его жизнь.

Портрет созависимого человека: мать, посвятившая всю себя ребенку; жена – тень великого мужа (даже если великим считает себя только он)… Сложно сказать, почему среди созависимых больше женщин: то ли потому, что прекрасный пол больше склонен к «залипанию» на партнере и отношениях, то ли созависимость более гендерно одобряема именно для женщин (жить и дышать только любимым – это ли не эталон влюбленной женщины?).

Откуда берутся люди с такими перекошенными потребностями в близости и постоянном контакте? Психологи считают, что из раннего детства, где ребенку отказывали во внимании, недостаточно часто брали на руки, а чуть позже – часто ругали и критиковали. Вырастая, такие дети обретают уверенность, что любовь не дается просто так, ее нужно заработать путем самопожертвования и отказа от своих желаний– и делают это всеми силами, постоянно «набирая очки» в глазах любимого.

Как узнать созависимого человека?

  • неуверенность в себе и низкая самооценка;
  • слаб и уязвим (или, по крайнем случае, кажется таковым);
  • полная сосредоточенность на отношениях;
  • требования от партнера внимания и проявлений любви;
  • стремление к контакту и близости без учета стремлений партнера;
  • зависимость от мнения значимых людей.

Это они – страдальцы, «рабы любви», вечные жертвы отношений. Всегда им попадаются «не те» — бесчувственные, черствые партнеры, которые их совершенно не ценят. И, откровенно говоря, это и правда так – ведь созависимые очень часто выбирают в партнеры контрзависимых.

А вот теперь о них, родимых.

Сценарий контрзависимости: «старый солдат»

Контрзависимость – это избегание близости, контакта, близких отношений. Полная противоположность созависимости – а противоположности притягиваются…

Контрзависимого достаточно легко узнать – если знать, кого ищете. Эти люди часто успешны, независимы, уверены в себе. В социальной жизни у них все складывается отлично – много знакомых, успехи в работе (а чаще они выбирают бизнес, так как любят быть «сами себе начальниками»). А вот в личных отношениях все не так радужно…

Они всеми силами демонстрируют, что им никто не нужен и они целиком самодостаточны. Есть список определенных жизненных кредо, в которые они свято верят: «Все сделаю сам», «Никто мне не нужен», «Демонстрировать слабость – стыдно», «Никто не должен знать, что у меня проблемы», «Любить и доверять небезопасно», «Ни к кому не привязывайся».

Главное для контрзависимых – показать окружающим, что с ними всегда все в порядке и им никто не нужен. И вследствие этого они очень ограничивают то количество любви, которое могут отдавать и получать.

Откуда они такие берутся?

Да тоже из детства, только не столь раннего. Когда родители чрезмерно опекают ребенка, манипулируют им, все, что он может сделать, чтобы отделиться-таки от них – это выработать контрзависимую модель поведения. Когда с ребенком жестоко обращаются – у него появляются те самые установки о том, что любовь и близость опасны, а они, в свою очередь, влияют на поведение…

Портрет контрзависимого человека:

  • нередко не может определить или выразить свои чувства;
  • не доверяет окружающим;
  • не умеет просить помощи, когда нуждаются в ней;
  • испытывает сильную тревогу и сопротивление на стадии формирования близких отношений;
  • боится совершать ошибки;
  • любит работать в одиночку;
  • дотрагивается и ласкает только тогда, когда подразумевается сексуальный подтекст;
  • стремится «хорошо» выглядеть, «правильно» себя вести.

Почему они вместе?

Контразвисимый + зависимый = идеальная пара? Как бы не так.

Таких пар действительно очень много, но такие отношения являются искаженными, им далеко до гармоничных.

В общем, в этих отношениях каждый разыгрывает драму из своего детства. Один приближается, другой убегает; один обнимает, второй ускользает – всем весело, все при деле. На самом деле они дают друг другу то, чего не хватает каждому и идеально вписываются в сценарий отношений каждого из пары.

Совет

Контрзависимомый убегает – созависимый догоняет. Первый отвергает – второй добивается. Первый многого требует – второй рад уступить. Первый строит вокруг себя стену – второй не замечает этого и жаждет «растопить» ледяное сердце.

В итоге оба подтверждают друг для друга привычные установки: созависимый убеждается, что отношения требуют жертв, контрзависимый – что отношения не для него.

Как выходить?

По большому счету, главным критерием того, нужно ли делать что-то с этими отношениями, является субъективная удовлетворенность ими.

Разрыв – не выход: сценарий остается тем же, и все ваши последующие партнеры будут подозрительно похожи друг на друга и на предыдущих.

Но можно попытаться выйти из этого сценария с «догонялками». Попробуйте вести себя неожиданно и не по шаблону – партнеру тоже волей-неволей придется перестраиваться.

Если вы созависимы, начните выражать свое мнение, не приносите ничего в жертву, обзаведитесь личными интересами.

Если контрзависимы (то вы вряд ли это читаете и вряд ли захотите меняться, но вдруг?) – попробуйте иногда проявлять себя как живого и настоящего человека, а не супергероя, ведь у людей бывают слабости, депрессии, недостатки, неудачи и черные полосы.

И помните: личностный рост даже одного из партнеров сильно меняет отношения. Работайте над собой, чтобы отношения становились более гармоничными, а не превращались в бесконечные игры по застарелым сценариям.

__________

Собрались в отпуск? Такси в аэропорт Шереметьево — легко, просто и быстро!

Источник: http://odin-plus-odna.ru/dvoe/syigraem-v-dogonyalki/

Созависимость и контрзависимость в отношениях

Созависимость – состояние, выражающееся в абсолютной поглощённости и трудно преодолеваемой эмоциональной, социально-бытовой и в некоторых случаях физической зависимости от другого человека.

Те, кто выбрал эту модель поведения – чаще всего обладают низким уровнем самооценки и придают большое значение мнению окружающих. Такой человек ведом, раним, склонен к подчинению, но в то же время старается установить доверительные отношения и близость с партнёром, даже если тот к этому не готов.

Созависимый человек испытывает дефицит внимания, в его жизни всегда присутствует страх быть оставленным. Он требует подтверждения чувств партнёра, стремится быть всегда на связи, моделирует ситуации, в которых партнёр будет вынужден находиться рядом.

Обратите внимание

Именно потому склонные к созависимости личности  часто выбирают себе в партнёры зависимых людей – наркоманов, игроманов, алкоголиков и тех, кто является контрзависимым.

Такие люди постоянно пытаются показать партнёру, что идут ради него на какие-либо уступки и даже жертвы.  Это делается только для того, чтобы обезоружить объект и привязать его к себе навсегда. Они не осознают своих мотивов и искренне верят в правильность своих поступков.

Формирование созависимого поведения происходит в первые годы развития с детьми, которых подвергают осуждению и критике, насмешкам, обесцениванию их личности. Так, ребёнок, вместо того, чтобы получать безусловную любовь, начинает её «заслуживать». Далее происходит перенос детской модели поведения во взрослую жизнь.

Теперь поговорим о контрзависимости. Это понятие, противоположное созависимости, но являющееся её постоянным спутником.

Такие люди кажутся окружающим уверенными в себе, добившимися признания. Но, к сожалению, зачастую успех приходит к этим людям только в профессиональной области. Что же касается межличностных отношений  — здесь, как говорится, «всё сложно».

Контрзависимые люди склонны отталкивать партнёра, даже если тот им небезразличен. Они увлечены своими заботами и интересами, склонны обвинять в неудачах других, равнодушны к переживаниям партнёра.

Люди этого типа подолгу избегают интимных отношений, строго дозируя не только те чувства, что могли бы отдавать другим, но и те, что могут получать сами. Склонны доказывать окружающим, что их дела идут хорошо и они ничуть не нуждаются в обществе партнёра.

Как правило, такой дефект развивается при гиперопеке со стороны родителей, ограничении свободы ребёнка, манипулировании им. При этом ребёнок оказывается покинутым в те минуты, когда он особенно нуждается в поддержке.

Важно

Таким образом, контрзависимый тип поведения является защитным механизмом, в дальнейшем сохраняющимся и у взрослого человека, которому якобы никто не нужен, все свои проблемы он решает сам, боится доверять, любить, демонстрировать любовь и привязываться.

Неосознанно такие люди стараются избегать доверительных отношений, а причиной этому – глубинный страх и душевные раны из детства.

Созависимые личности вступают в отношения с контрзависимыми очень часто. Эти отношения формируют среду, схожую с той, в которой объекты находились в детстве — одна сторона играет роль ребёнка, а другая – родителей.

Контрзависимый может потребовать, а созависимый – уступит. Созависимый всегда догонит убегающего контрзависимого. Контрзависимый может оскорблять и унижать – но ведь именно так и поступали в детстве с созависимым. Значит, как будто всё в порядке.

Следует заметить, что небольшая доля контр- и созависимости есть и у нормально сформировавшихся личностей. Нужно только определить, не мешают ли вам эти качества строить отношения и жить полноценно, не является ли их степень  слишком высокой. Это легко сделать, проанализировав себя и свои поступки, а также обратив внимание на ваше окружение.

Если вы всё же пришли к выводу, что вам следует поработать над собой – обратитесь к нам.

8 (812) 942 88 48

8 (981) 783 00 04

и запишитесь на консультацию индивидуального психолога.

Специалисты нашего психологического центра имеют отличную профессиональную подготовку и большой опыт работы с проблемами в отношениях.

Александра Левина, 

Психолог Санкт-Петербург

Источник: http://vita-ars.ru/sozavisimost-i-kontrzavisimost-v-otnosheniyax/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector